Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов

«Кипр – остров любви». Это заезженное клише сияет в любом туристическом буклете про отдых в восточной части Средиземного моря. Имидж места, где родилась любовь, ежегодно приносит киприотам сотни миллионов евро: романтически настроенные туристы стремятся увидеть остров, где, согласно античному мифу, из морской пены появилась богиня любви Афродита.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов

Но в этом тексте поговорим о любви другого рода. В последние 30 лет у Кипра сложилась репутация места, которое очень любят не только туристы, но и сверхбогатые жители России. Кипр стал территорией, куда утекают миллиарды долларов, заработанные собственниками российских компаний на родине. Долгие годы потоки денег шли из России на остров, а затем превращались в роскошные яхты, шотландские замки, виллы на Лазурном берегу и английские футбольные клубы. Почему из всех удобных налоговых зон крупный (да и средний) российский бизнес выбирали именно Кипр? И почему сегодня эта офшорная лавочка почти прикрылась?

Денис Пузырев разобрался, как остров плотской любви превратился в место любви к большим деньгам.

Процессы, которые превратили тихий туристический остров в налоговый рай для бизнеса, начались в 1970-е – еще за 20 лет до распада Советского Союза. Чтобы понять причины перемен, необходимо бегло пробежаться по истории Кипра.

Даже те, кто никогда не был на острове, но хотя бы в какой-то мере интересуются историей и географией, знают, что Кипр развивался в рамках греческой цивилизации. И дело не только в приключениях древнегреческих богов и богинь. Основное население острова исторически составляли греки. Но в то же время частью Греции (если точнее, Византийской империи) Кипр последний раз был чуть менее тысячи лет назад. А дальше он стал трофеем и стратегической точкой на карте, переходившей из одних рук в другие.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов

Сначала остров приглянулся крестоносцам во главе с английским королем Ричардом Львиное Сердце в качестве плацдарма для финального наступления на Святую Землю. Потом долгое время принадлежал Венецианской республике – государству купцов и морских разбойников (зачастую это было одно и то же). Именно с тех времен пришла легенда об Отелло, которая легла в основу трагедии Шекспира. Именно на Кипре венецианский мавр задушил бедную Дездемону.

Наконец, в конце XVI века Кипр заняли турки, которые в те годы завоевывали все, что попадалось им на пути. Как раз тогда появилось первое упоминание об использовании на Кипре налоговых льгот. Турецкие захватчики относились к местным достаточно лояльно и не стали заселять захваченный остров соотечественниками. Но коренное население должно было выплачивать администрации джизию – дополнительный налог с иноверцев. Избежать этих расходов можно было одним способом – сменить православие (а жители Крита со времен Византии исповедовали православие) на ислам.

На такое были готовы пойти далеко не все, но какая-то часть киприотов все-же решила сэкономить. С тех пор на Кипре появилось турецкое меньшинство – в разное время к нему относились 10-18% населения острова. Их принято называть турками, но по факту это в основном греки, сменившие религию и ассимилировавшиеся в турецкой культуре.

В середине XIX века Османская империя разрешила Великобритании разместить на Кипре английскую военную базу. Британцы обещали помочь туркам сдерживать экспансию России, мечтавшую о захвате Константинополя (Стамбула). Угроза прошла, а британские военные на острове остались. Спустя сорок лет, когда политическая ситуация в Европе изменилась и Османская империя стала союзником Германии, англичане выгнали турецкую администрацию, а Кипр объявили своей колонией.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов
 

Британцы владели Кипром вплоть до 1960 года. В наследство от них на острове до сих пор остались левостороннее движение и розетки с тремя штекерами. Местное население не слишком страдало от оккупации, сосредоточившись на внутренних разборках – греки-киприоты и турки сформировали вооруженные группировки и жестоко воевали. Так формировались территории, где основное население было моноэтническим – турки контролировали города на северо-востоке острова, а греки – все остальные.   

Главные события, после которых Кипр начал превращаться в остров налоговых преференций, происходили в начале 1970-х. Дело в том, что значительная часть киприотов выступала за объединение с Грецией. Турки были категорически против, но в самой Греции к власти пришла так называемая «хунта черных полковников».

Группа высокопоставленных офицеров совершила госпереворот в Греции за несколько недель до парламентских выборов. Разумеется, как объясняли военные, ради благого дела: они были вынуждены пойти на этот шаг, чтобы остановить скатывание страны в либерализм и коммунизм. Им они противопоставили «истинные скрепы» – православие, возврат к народным традициям, усиление роли традиционной семьи и отказ от разлагающего влияния западной культуры, под которой в те времена понимались рок-музыка и движение хиппи.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов

1974, Германия, Бонн. Студенты из Немецкой ассоциации против турецкого вторжения на Кипр

Одним из пунктов программы хунты было «возвращение Кипра в родную гавань» – то есть присоединение к Греции спустя почти тысячу лет. Это и попытались сделать 15 июля 1974 года. Формально во главе переворота стояла нацгвардия и отряды местных вооруженных сторонников объединения, но участия не скрывали и греческие «полковники». Спустя пять дней на Кипр вторглась турецкая армия под предлогом защиты туркоязычного меньшинства. Военные столкновения на острове длились четыре дня и закончились перемирием, после которого турки объявили о признании Республики Северного Кипра – турецкой части острова – в качестве независимого государства. И без того не слишком мощная экономика греческой части Кипра оказалась в руинах. Чтобы не сползти в нищету, правительству нужно было срочно привлечь в страну деньги.

Выход нашли.

После провала военной авантюры «черных полковников» позиции националистов на Кипре заметно ослабли, зато усилилось влияние коммунистической партии Кипра (она называлась Прогрессивная партия трудового народа), вошедшей в правительство после окончания войны.

У Кипра к тому времени уже был опыт работы с налоговыми льготами. Еще в 1963 году на острове появилось привлекательное законодательство и льготный налоговый режим для торговых судов. Многие крупные судовладельцы регистрировали их на Кипре и платили там налоги. Фактически порты Кипра не забиты торговыми судами – они просто ходят под флагом государства. Сегодня около 15% всех приписанных к портам в странах ЕС торговых судов – де-юре кипрские.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов
 

В 1977 году правительство острова расширило сферу применения налоговых льгот, приняв поправки в закон о налоге на прибыль. Это означало, что прибыль компаний, ведущих бизнес за рубежом, но зарегистрированных на Кипре, устанавливалась в размере 4,25%. При том, что в большинстве экономически развитых стран этот налог (Corporate tax) прыгал от 20 до 30%. А кое-где и был выше. 

К налогу прилагалось еще и достаточно либеральное законодательство, позволявшее без труда регистрировать на Кипре компании, открывать счета в местных банках и при необходимости получать местное гражданство.

Первыми клиентами кипрского налогового рая стали компании, работавшие на Ближнем Востоке, главным образом в Бейруте – столице Ливана и важнейшем финансовым центре всего региона тех лет. Новыми возможностями пользовались и внешнеэкономические компании из СССР. Советское законодательство не было заточено на ведение бизнеса с капиталистическими странами, что создавало неудобства организациям, торговавшим востребованными советскими товарами – от водки «Столичная» до тракторов и автомобилей. Работать с Кипра было гораздо удобнее, тем более он дружил с СССР. Благодаря влиянию здешней компартии связи между двумя странами с конца 1970-х были довольно прочными – многие молодые киприоты получали образование в советских университетах.

И эта дружба еще сыграет важную роль после распада СССР.

Вплоть до 2004 года Кипр был максимально удобной юрисдикцией для регистрации иностранных компаний, чем активно пользовались все крупнейшие промышленные и финансовые корпорации России. Это было устроено так: де-факто компания работает в России – здесь находятся заводы, зачастую и рынки сбыта, головной офис и так далее. А владеет компанией фирма, зарегистрированная на Кипре. Там нет никакого огромного офиса – просто запись в регистрационной палате и пара местных секретарей, ведущих дела. Эта номинальная кипрская компания, за которой стояли российские владельцы (физические лица), и получала прибыль в виде дивидендов. По соглашению об отсутствии двойного налогообложения прибыль не облагалась налогами в России, а выводилась на Кипр, где владелец платил местному государству 4,25%.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов
 

Сложно сказать, сколько российских компаний использовали кипрскую схему для оптимизации налогов. В 2012 году, когда правительство РФ впервые провозгласило курс на «деофшоризацию», кипрские владельцы были практически у всех крупнейших компаний страны: «Северстали», «Татнефти», «Магнитогорского металлургического комбината», НОВАТЭКа, «Норильского никеля», «Уралкалия» и многих других.

Международное агентство Moody’s писало, что российские корпорации хранят на депозитах в кипрских банках 19 млрд долларов. Еще 12 млрд приходятся на депозиты российских банков. А еще около 40 млрд долларов пришли на Кипр из России в виде кредитов, выданных местным банкам и российским компаниям, зарегистрированным на Кипре.

Многие из тех, кто выводили деньги из России на Кипр, оставляли их в здешних банках из-за очень высоких ставок по депозитам – около 4,5% годовых – это в три раза выше, чем, к примеру, в банках Германии. Кипрские банки не беспокоили богатых российских вкладчиков, ведь они были почти своими. Например, крупнейшим акционером ведущего банка Кипра Bank of Cyprus был нынешний владелец «Монако» Дмитрий Рыболовлев.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов

Но в 2013 году российские миллиарды чуть не исчезли из-за разразившегося на острове кризиса.

«Ужесточение налогового режима для иностранных компаний на Кипре началось еще в 2004 году, когда Кипр вступил в Европейский Союз. Вступление в ЕС наложило на власти Кипра ряд обязательств, которые они должны были соблюдать, – рассказывает Sports.ru партнер консалтинговой компании Paragon Advice Group Александр Захаров. – Налог на прибыль подняли с 4,25% до 10%. Это не отпугнуло российские компании, но условия уже не были такими привлекательными, как до этого».

Из-за кризиса в 2013 году пошел отток российских капиталов с Кипра. Банковская система с высокими ставками по дивидендам, которая так нравилась богатым русским вкладчикам, оказалась по факту финансовой пирамидой. Проценты по вкладам кипрские банки выплачивали за счет денег новых вкладчиков. Какое-то время эта схема работала, но вмешался экономический кризис в соседней Греции. Банки Кипра размещали деньги, полученные от вкладчиков в государственные долговые бумаги соседнего государства, пока кризис не обесценил облигации Греции.

В кипрских банках в итоге зависли деньги на 90 тысячах счетах. Многие из них принадлежали российским бизнесменам. Какое-то время Кипр всерьез думал поправить экономику за счет национализации крупных банковских вкладов – государство собиралось забирать по 10% от суммы каждого депозита, превышавшего 100 тысяч евро. Но этой меры удалось избежать.

Не стоит думать, что все деньги, уходившие из России на Кипр, навсегда покидали страну, где они были заработаны. Многие возвращались под видом «прямых иностранных инвестиций». Правительство в первой половине 2010-х очень гордилось ростом потока инвестиций в страну из-за рубежа, объясняя это привлекательностью российского рынка для иностранцев. Но по данным Центробанка, до 70% вложенных в российские проекты иностранных денег пришли из стран с льготным налоговым законодательством, а крупнейшим инвестором в Россию всегда считался Кипр.

Как скромный Кипр превратился в любимый остров российских олигархов

После кризиса 2013 года, из которого Кипр вышел благодаря деньгам Международного валютного фонда, налоговые льготы для иностранных компаний на острове продолжали сокращаться. «Российские компании сохранили присутствие на Кипре, но это либо инвестиционные подразделения крупных корпораций, которые занимаются биржевой игрой, либо компании из сферы IT, для которых на Кипре созданы некоторые преференции», – рассказывает Александр Захаров.

Правительству пришлось свернуть и программу продажи паспортов в обмен на инвестиции – стать гражданином Кипра (а значит, и Евросоюза) можно было, купив на острове недвижимость на сумму 2 млн евро. Среди обладателей кипрских паспортов фигурировали участники российского списка Forbes, включая, например, Олега Дерипаску. Александр Захаров считает, что за уничтожением офшорного рая на Кипре стоят власти США, недовольные тем, что страна превратилась в место для легализации доходов многих богатых россиян.

Тем не менее Кипр продолжают любить: сейчас там проживают порядка 50 тысяч русских, зимой на острове проводят сборы футбольные клубы РПЛ. Так что Кипр для нас точно не чужой. 

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

тринадцать + 12 =