Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

Поговорим о танцах французской пары Габриэла Пападакис — Гийом Сизерон.

Поговорим о чувственности, которой пропитана ткань этих танцев, но которая слишком часто выпадает в невидимое многим критикам "слепое поле" телевизионного кадра.

Поговорим, наконец, об эротизме, страсти и любви — о всём том, что лежит за пределами гендерных идентичностей и сексуальных ориентаций.

I. Эротическое и порнографическое

"Именно динамическое присутствие слепого поля является, по моему мнению, тем, что отличает эротическое фото от порнографического. Как правило, порнография представляет секс, превращая его в неподвижный объект (фетиш), которому воскуряют фимиам как Богу, не покидающему своей ниши. … [Порнографические снимки] в лучшем случае забавны, впрочем скоро наскучивают. Эротическая же фотография, напротив (и это основное условие ее существования), не отводит сексу центральное место — она даже может вообще его не показывать; она увлекает зрителя за пределы кадра. … Порнографическое тело зажато, оно себя показывает, а не отдает, в нем нет щедрости".
(Ролан Барт. Camera lucida: Комментарий к фотографии)

Важной чертой, отделяющей эротическую фотографию от порнографической, по мысли французского философа Ролана Барта, является наличие у первой "слепого поля", которое влечет взгляд и воображение зрителей "за пределы кадра", тем самым придавая ему многозначность и динамизм — в противовес одномерности, статичности и предельной "зажатости" порнографического снимка.

В эротическом искусстве основной акцент делается не на сексуализации тела и тем более не на сексе как таковом — все это выводится в закадровое пространство, которое может угадываться или воображаться под влиянием увиденного, но никогда не будет представлено ни в своем чистом виде, ни даже в виде слишком легко считываемых знаков. Эротическое искусство сфокусировано в гораздо большей степени на самих знаках чувственности: на взглядах, движениях, позах, на динамике взаимоотношения партнеров. Этому искусству интересен не финальный продукт страсти, всегда оставляемый за скобками, а сам процесс ее зарождения и развития.

Таковы и танцы французской пары: в них нет пошлой откровенности и одномерности порнографического кадра; они динамичны и "щедры". Для их танцев стремление выйти за пределы кадра подчас столь же важно, как сам кадр — именно там, в "слепом поле" зрительского взгляда договариваются самые сокровенные мысли и испиваются до дна самые глубокие чувства.

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

II. Чувственность и чувства

"Но расскажи: меж вздохов нежных дней,

Что было вам любовною наукой,

Раскрывшей слуху тайный зов страстей?"

Источник чувственности (sensuality) — это прежде всего сами органы чувств (senses), через которые мы получаем информацию и жадно "исследуем" объект любви. В пятой песне Ада, в которой "грешники плоти" кружатся в нескончаемом вихре собственных земных эмоций и страстей, Данте показывает историю зарождения любовного чувства через знаменитый монолог Франчески да Римини. Оставшись как-то наедине друг с другом, ничего не подозревавшие о чувствах друг друга Франческа и Паоло (младший брат ее мужа) начали читать роман о Ланселоте. Во время чтения книги их взгляды несколько раз невольно пересекались, а лица бледнели от любовных перипетий романа. В тот момент, когда пара дошла до эпизода с поцелуем Ланселота и Джиневры, Паоло, не в силах более сдерживаться и дрожа всем телом, поцеловал Франческу.

В этой знаменитой любовной трагедии анатомия страсти включает в себя все основные источники чувств, кроме разве что обоняния: слух (совместное чтение романа — наверняка вслух), зрение (пересечение взглядов во время чтения) и, наконец, осязание со вкусом (кульминационная сцена поцелуя). Но почвой для прорастания страсти становится, конечно, воображение, позволяющее влюбленным правильно "прочитать" чувства и угадать желания друг друга.

Для понимания чувственности танцев французской пары от зрителей тоже требуется определенная работа воображения и внимание к чувствам — без этого их танцы не прочитать.

Вглядимся в некоторые детали и попробуем полистать страницы любовного романа, написанного коньками этих ледовых кудесников.

III. Взгляд

"Одни мы были, был беспечен каждый.

Над книгой взоры встретились не раз,

И мы бледнели с тайным содроганьем"

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

Длительный напряженный визуальный контакт — важный мотив танцев Габи и Гийома. Этот мотив, как правило, начинает звучать еще на раскатке, в момент объявления пары

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

после чего акцентируется перед началом танца,

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

и затем уже проходит сквозной нитью через весь танец, вплоть до финальных поклонов.

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

Продолжительный взгляд глаза в глаза — необычайно сильный и очень интимный момент, недаром в реальной жизни даже хорошо знакомые друг с другом люди стараются избегать длительного контакта и отводить глаза. Вера в то, что именно через взгляд зажигается любовь и рождается страсть, существовала с античных времен и проходит сквозной нитью через всю историю искусства.

Через глаза между двумя партнерами в танце сразу устанавливается очень тесная связь. Но взгляд — это только первая глава романа: завязка любовной драмы.

IV. Прикосновение

"Тот, с кем навек я скована терзаньем"

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

Прикосновение рук к коже — к рукам, шее, ушам, лицу, груди и так далее — следующий шаг в анатомии страсти, способствующий установлению еще более тесного контакта между партнерами. Для такого "телесного" по своей сути искусства, как танец, тактильный контакт между партнерами — это нечто само собой разумеющееся. Но в случае с Габи и Гийомом невозможно не заметить вполне осознанного и очень чувственного использования этого мотива.

На замедленных повторах поражает нежность партнеров по отношению друг к другу: в момент прикосновений к голове, волосам и шее,

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

груди и плечам,

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

все той же груди и предплечьям.

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

И, конечно, невозможно пройти мимо фирменной поддержки пары, которая создает момент максимальной тактильной близости в их танцах последних лет. Близости, от которой рукой подать до развязки.

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

V. Поцелуй

"Тот, с кем навек я скована терзаньем,

Поцеловал, дрожа, мои уста".

Поцелуй — ключевой момент любовной истории Паоло и Франчески. Он происходит практически одновременно в двух плоскостях: в романе о Ланселоте, который читали герои Пятой песни Ада, и непосредственно в "реальности" (тоже условной, конечно, хотя не без исторических параллелей) их жизней в романе Данте. Момент поцелуя — это и момент максимальной тактильной близости, и одновременно подключение новых чувств, новых источников информации: вкуса и обоняния. Поцелуй — это вершина развития любовной линии и нередко та финальная точка, на которой "кадр" эротического искусства заканчивается и начинается "слепое поле" воображения читателя или слушателя.

В танцы Габи и Гийома мотив поцелуя вошел с Моцартом: в ставшем уже легендарным танце сезона 2014-15, поставленном по мотивам балета "Le parc" Ангелина Прельжокажа, одна из поддержек воспроизводила известную сцену поцелуя из балета.

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

И хотя в таком виде поцелуй больше нигде не воспроизводился, сам мотив предельной интимной близости лирических героев — в разных формах и вариациях — никуда из их танцев не уходил.

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

VI. "Маленькая смерть"

"И книга стала нашим Галеотом!

Никто из нас не дочитал листа"

Этими сценами завершаются многие любовные романы танцев Габи и Гийома. Или почти завершаются. Остается "слепое поле" эротического кадра, остается несколько страниц, содержание которых не хочется никак комментировать: "о чем невозможно говорить, о том следует молчать".

Любовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома СизеронаЛюбовный роман: О танцах Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона

———————————————————————————————————————

Текст и идея: Михаил Лопатин

Визуальный ряд (гифки): @OdduduaS

P.S. Я сердечно благодарю фактического со-автора данного поста, преданную поклонницу Габи и Гийома из Твиттера @OdduduaS, за моральную поддержку и визуальное оформление: без этих чудесных гифок любовный роман танцев Габи и Гийома было бы невозможно прочувствовать в полной мере. Слова здесь — не более чем дополнение к визуальному ряду.

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

11 − 3 =