В остальном антикризисные меры правительства состоят не из новых расходов: это отсрочка уплаты налогов (кроме НДС), кредитных и арендных платежей, снижение страховых взносов с 30 до 15% для малого и среднего бизнеса, госгарантии по кредитам для компаний, льготные кредиты системообразующим предприятиям на пополнение оборотного капитала, расширение программы рефинансирования банков для кредитования МСП.

Правительство плохо уживается с идеей прямой раздачи денег населению и малым предприятиям, власти предпочитают меры косвенной поддержки, при этом ограничивая их перечнем пострадавших отраслей, которые они сами выбрали, отмечает руководитель направления фискальной политики Экономической экспертной группы Александра Суслина. «Есть глобальное непонимание природы пандемического кризиса», — считает она. Логика господдержки состоит в помощи отдельным отраслям и системно значимым предприятиям, в то время как сейчас стоит вопрос о выживании трудовых ресурсов. «Поддержка населения, их доходов, малого бизнеса — это поддержка трудовых ресурсов экономики. Здоровье трудового ресурса и человеческого капитала должно быть первостепенным», — добавила Суслина. «Государство привыкло брать, но не привыкло раздавать. Но если сейчас активно не помогать компаниям сохранять фонды и рабочие места, впоследствии восстановление экономики будет идти крайне медленно и очень трудно», — подчеркивал профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин.

Эксперты заявили о недооценке властями масштабов кризиса из-за вируса

Экономика

Российские экономисты сходятся в том, что объемы антикризисной поддержки экономики нужно довести до 4–6% ВВП в консервативном сценарии или 8–10% в радикальном. В эти суммы не включаются недополученные нефтегазовые доходы, замещаемые из ФНБ. Профессор экономики парижской Sciences Po Сергей Гуриев предлагает осуществить помощь населению тремя способами — прямыми выплатами гражданам, субсидиями на оплату ЖКХ и дополнительными выплатами пенсий. Кроме того, малому бизнесу должны быть предоставлены безвозвратные субсидии на выплату зарплаты и аренды. За два-три месяца карантина на все меры необходимо будет потратить 6–10 трлн руб. — «такие суммы Россия может себе позволить», считает он.

Условия частичного карантина, введенного в России с 25 марта (закрытие ресторанов, непродовольственных торговых сетей, развлекательных учреждений и турфирм) и расширенного с 15 апреля (ограничения для строительного сектора), приведут к спаду выпуска на 60% в сфере торговли, недвижимости, транспорта, строительства, сектора услуг, предполагают экономисты. В таком случае режим частичного карантина обойдется России в 0,3% годового ВВП в неделю.

Если карантин будет ужесточен, то провал выпуска указанных отраслей может достигнуть 80%, а потери еженедельные потери составят 0,5% годового ВВП. Месяц жесткого карантина обойдется экономике в 2% годового ВВП, подводят итог Орлова и Киюцевская. Аналитики ожидают падения российского ВВП на 6% во втором квартале, включая сокращение ВВП на 20% в апреле в годовом выражении.

Кроме того, эксперты проанализировали динамику потребления россиян через данные о расходах по банковским картам. Объем номинальных расходов в среднем снизился на 30% в первой половине апреля в сравнении с аналогичным периодом в марте, в том числе на 70% в сегментах, особенно сильно пострадавших от введения карантинных мер (рестораны, транспорт), пишут аналитики Альфа-банка. Незначительное снижение на 10–20% произошло в части расходов на товары первой необходимости (продукты питания и напитки), и спад на 30% — по товарам не первой необходимости (корм домашних животных, ремонт автомобилей и хозтовары). Масштаб снижения потребления примерно эквивалентен снижению ВВП на 15% за апрель в годовом выражении.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Источник: www.rbc.ru