Россия должна расширить перечень активов депутатов, сенаторов, федеральных и региональных чиновников, руководителей госкомпаний и судей, которые могут быть конфискованы как незаконное богатство. Такую рекомендацию в своем докладе дала международная Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF) по итогам комплексной оценки российской системы противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (ПОД/ФТ).

Выездная миссия FATF в Москве состоялась с 11 по 29 марта 2019 года и стала четвертой по счету проверкой, предыдущая состоялась в 2008 году. Эксперты межправительственной организации оценили уровень борьбы России с отмыванием преступных средств. 18 октября стали известны первые результаты, теперь FATF опубликовала расширенный доклад.

Эксперты отмечают, что Россия выступает главным образом как источник преступных доходов, значительная часть которых отмывается за рубежом. Больше всего преступных доходов приносят хищения из бюджета, уход от налогов, коррупция, мошенничество в финансовом секторе и наркоторговля. Ущерб от расследованных случаев получения преступных доходов с 2014-го по 2018 год оценивается в 220 млрд руб. ежегодно.

85% выявленных преступлений по легализации преступных доходов связаны с наркоторговлей и хищением бюджетных средств. 30% всех преступных доходов, или $1 млрд, приходится на хищения из бюджета.

С 2014-го по 2018 год у преступников изъяли почти 318,5 млрд рублей, не считая штрафов за счет применения всех механизмов конфискации, возмещения ущерба и удовлетворения гражданских исков. При этом отмечается, что суммы конфискаций в уголовном порядке гораздо скромнее общих объемов компенсации ущерба. Сумма добровольного возмещения ущерба в 8,5 раз превышает суммы конфискаций по приговору — 75 млрд против 8,8 млрд руб. за 2018 год. Это объясняется тем, что добровольная компенсация может привести к снисхождению при вынесении приговора.

В декабре 2012 года президент России Владимир Путин подписал закон о контроле за соответствием расходов и доходов лиц, замещающих государственные должности, который внедрил механизм конфискации состояний чиновников, чьи расходы превышают их официальные доходы. По закону правоохранительные органы должны обратить внимание на госслужащего, если он или его семья тратит больше задекларированных за последние три года доходов. Генпрокуратура может потребовать от чиновника обосновать его расходы. Если чиновник не сможет доказать законность происхождения средств и собственности, он должен быть уволен со службы, а состояние обращено в доходы государства.

Изъятые средства и доходы от продажи активов перечисляются в федеральный бюджет. Минфин получает наличные и средства с продажи конфискованного имущества и предметов роскоши, а Гохран — драгоценные металлы и камни, ювелирные изделия и слитки. Однако FATF отмечает, что необоснованное богатство у чиновников конфискуют лишь в случаях значительных расхождений между официально задекларированными доходами и расходами. По последним данным за 2017 год, которые приводит FATF, у российских чиновников было конфисковано 8,8 млрд руб. необъяснимого богатства.

Конфискации по закону подлежат лишь некоторые виды активов: недвижимость, автомобили, яхты и ценные бумаги. Под действие закона не подпадают наличные и деньги со счетов в банках, драгоценности и активы в иностранных трастах, хотя высокопоставленным госслужащим технически запрещено иметь иностранные счета или зарубежные финансовые инструменты.

Минюст в июне 2019 года заявил о планах установить механизм для обращения в доход государства денежных средств, полученных чиновниками, в случае если их сумма превышает общий доход госслужащего и его супруги (супруга) и ими не представлены сведения, подтверждающие получение этих денежных средств на законном основании.

FATF рекомендовала России законодательно расширить перечень активов и круг лиц, подпадающих под действие закона о контроле за соответствием расходов госслужащих. Аналогичное поручение было дано правительству. Кабмин с участием Генпрокуратуры и Верховного суда должен был подготовить предложения о расширении видов имущества для конфискации, следует из Национального плана противодействия коррупции на 2018-2020 годы.

Пресс-служба Минюста не ответила на вопросы РБК про инициативы об ужесточении наказания чиновников за незаконное обогащение, сообщив, что проекты нормативных актов разрабатываются в соответствии с Национальным планом противодействия коррупции. По словам экспертов, в Госдуму регулярно поступают различные инициативы по ужесточению правового положения чиновников. Однако какого-либо глобального законопроекта пока нет, а проблема коррупции на законодательном уровне не решена даже при наличии достаточно суровых мер ответственности.

В ноябре Конституционный суд разрешил изымать средства у дальних родственников и знакомых коррупционеров. Вопрос рассматривался в связи с делом бывшего полковника полиции Дмитрия Захарченко.

Тогда же сообщалось, что в уголовный кодекс РФ планируется вернуть меру наказания в виде полной конфискации имущества коррупционеров, что должно позволить властям эффективнее возмещать нанесенный государству ущерб от коррупционных преступлений. Эта мера наказания была в Уголовном кодексе России до 2003 года и предполагала, что каждый может лишиться своего имущества, если оно было нажито преступным путем. Но в декабре 2003 года Госдума исключила конфискацию из УК.

За последние годы в России было направлено в суд около 80 тыс. уголовных дел о коррупции. В качестве обвиняемых по ним было привлечено 5038 лиц, обладающих особым правовым статусом — в их числе свыше 3 тысяч депутатов органов местного самоуправления и выборных глав муниципальных образований органов местного самоуправления, 94 депутата законодательных органов субъектов Российской Федерации, 35 судей, 119 прокурорских работника, 516 адвокатов, 604 следователя различных ведомств, в том числе 122 — Следственного комитета.

Только с января по апрель 2019 года у коррупционеров было арестовано имущества на 5,3 млрд рублей. В 2018 году было изъято только денег и драгоценности на 2 млрд рублей, а имущества — на 15 млрд рублей.

Кроме того, Следственный комитет России настаивает на введении института уголовной ответственности не только для физических, но и для юридических лиц, так как в подавляющем большинстве случаев нажитые коррупционным путем денежные средства и финансовые инструменты выводятся за рубеж через юридических лиц.

Источник: www.newsru.com