• цена рассчитывалась для «типичных» новых нефтяных проектов страны, начатых в 2019 году;
  • эта цена должна покрывать все производственные издержки компании при полном цикле освоения месторождения;
  • издержки учитывают налоги;
  • затраты на проект учитываются по 2030 год, рентабельность добычи должна составлять 10% в год (отраслевой стандарт).

По расчетам IHS Markit, такая безубыточная цена нефти для новых нефтяных проектов на суше России в среднем составляет около $42 за баррель сорта Brent. Для проектов морской добычи — около $44.

Для сравнения: в Саудовской Аравии цена breakeven для сухопутных и офшорных месторождений оценивается примерно в $16–18 за баррель. Отдельно IHS указывает, что порог рентабельности на действующих месторождениях Саудовской Аравии (соответственно, затраты на разведку и освоение не учитываются) составляет менее $10.

  • С точки зрения IHS Markit, на всем Ближнем Востоке себестоимость нефти ниже, чем в России: в Ираке — около $20, в Иране — $22, в ОАЭ — $20/30 (для сухопутных/морских месторождений).
  • В Нигерии (проекты на суше) безубыточная стоимость оценена примерно в $28 за баррель.
  • В Венесуэле (проекты на суше) — $36.
  • В Великобритании (Северное море) — чуть меньше $40.
  • В США (Мексиканский залив) — $40.

Дороже, чем в России, добыча нефти в Казахстане ($46/51 на сухопутных/морских проектах), на сухопутных проектах в США ($49), в Анголе и Таиланде (около $50, офшорные проекты), в Азербайджане, Индии и Китае ($55–60).

Для России основную долю полной себестоимости нефти составляют налоги. Замминистра энергетики Павел Сорокин в феврале 2019 года говорил в интервью «Ведомостям», что себестоимость российской нефти сегодня составляет $25 и меньше, «все остальное — налоги». «Страна постепенно переходит к освоению более дорогих запасов. Это означает, что себестоимость будет расти и налоговая система под это должна подстраиваться. Если вчера и сегодня $25 за баррель было достаточно, чтобы развиваться, то для освоения запасов завтра при цене на нефть ниже $60–70 этого уже не хватит», — сказал Сорокин.

Согласно данным Росстата, полная себестоимость российской нефти (в фактических ценах, без НДС, акцизов и аналогичных обязательных платежей) во втором квартале 2019 года составила 2508 руб. за баррель, или $31,9 по среднему курсу квартала.

В 2018 году налоговая нагрузка на добычу в России составляла 65% от выручки компаний, тогда как для крупнейших нефтегазовых структур, работающих по всему миру, эта величина значительно меньше — 18–35% от выручки (без учета проектов, которые реализуются по соглашениям о разделе продукции), отмечает директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов.

Налоговая нагрузка на нефтяные проекты в России очень высокая, так что государство предоставляет стимулы для развития новых месторождений в удаленных регионах или ввода в разработку трудноизвлекаемых запасов, говорит директор по консалтингу в сфере регулирования ТЭК Vygon Consulting Дарья Козлова. Без льгот себестоимость добычи с учетом налогов на таких месторождениях может превышать текущий уровень цен в $60–65 за баррель, указывает она.

Недавно министерства провели инвентаризацию запасов, которая показала, что в зависимости от макроусловий в России нерентабельны 50–65% из них, напоминает Козлова. Но это был только первый этап. Сейчас Минэнерго по поручению правительства предстоит проанализировать, насколько эффективны действующие льготы и какой должна быть оптимальная фискальная система для отрасли, уточняет она. Формально отчет о результатах этой работы должен быть представлен к июню 2020 года.

Глава крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть» (более 40% всей российской добычи) Игорь Сечин говорил в июне 2019 года, что в мире обостряется конкуренция налоговых режимов в нефтяной отрасли. «В США в последние годы приняты беспрецедентные меры поддержки отрасли за счет снижения налоговой нагрузки и регуляторных барьеров. <…> Произошедшее с 2017 года снижение налоговой нагрузки в Саудовской Аравии (ставка налога на прибыль снизилась с 85 до 50%) привело к тому, что по итогам 2018 года национальная нефтегазовая компания Saudi Aramco показала мировой рекорд по чистой прибыли, превысив $100 млрд», — пояснил Сечин. В России же, по его словам, «разнонаправленные тенденции — российский регулятор балансирует между задачами наполнения бюджета и стимулирования экономического роста с одновременным поиском решений социальных проблем за счет рынка».

Представитель Минэнерго и представители IHS Markit не ответили на запрос РБК на момент публикации.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Источник: www.rbc.ru