Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

Вы знаете Дмитрия Губерниева почти со всех сторон: его путь на ТВ (после работы в казино), увлечение историей, музыкой и театром, юность в гребле, любовь к 9 мая, фанатизм в ЗОЖе…

А теперь – на старте олимпийского сезона – мы поговорили с главным спортивным комментатором о самом актуальном: его врагах, тревогах и внутренних демонах.

***

– Почему бы вам с Александром Тихоновым не помириться? Ведь вы так хорошо общались.

– Мне западло, как говорили в моем дворе. Из великого спортсмена, мужчины, который был гордостью страны, он превратился в абсолютно нерукопожатного персонажа. Для меня он потерял человеческий облик.

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– В одночасье?

– Это накапливалось по капле. Лишняя соломинка верблюду горб ломает.

– Раньше ты отправлял в сад всех, кто критиковал Тихонова.

– Помогал ему – как я думал на тот момент.

– Допускаешь ли, что ваши отношения изменятся?

– Нет. Он фуфло и, как по классике, жалкая ничтожная личность.

– Когда вы виделись последний раз?

– В Минске на чемпионате Европы-2020. Я проходил мимо, но они же все отводят глаза. Он лжец, непорядочный человек, ненавидит Россию. Я отдаю ему должное как величайшему спортсмену, но…

– Случилась допинг-история с Валерием Ничушкиным – и ты говоришь: он виновен, пока не доказано обратное. Вина Ольги Зайцевой доказана, но ты считаешь ее чистой и честной. Что-то не сходится.

– Давайте скажем так: я доверяю Вольфгангу Пихлеру, который тренировал Зайцеву. У меня нет причин сомневаться. У меня к Вольфгангу дохрена вопросов как к тренеру сборной, но нет причин не верить ему и Ольге в вопросе допинга. Я предполагаю, что Зайцева стала заложницей ситуации «лес рубят – щепки летят». Я не считаю ее допингисткой.

– В этом есть избирательность.

– Да. Это мое мнение.

– Оглядываясь назад, можешь признать, что с Пихлером наша сборная выступала неплохо? Гораздо лучше, чем после, не считая некоторых всплесков.

– Мы при нем ничего не выиграли, прекратите! Вы чего себя обманываете? Он переоценил свои возможности тренера – на момент работы со сборной России он не обладал должной квалификацией. Потом он многое пересмотрел, когда начал работать со шведами – и там блестяще себя проявил.

В защиту Вольфганга скажу, что в его работу в России вмешались наши допинговые следы – это безусловно. В том смысле, что до него ситуация с допингом была чудовищной, и понятно, что рушились некие методические устои. По-русски говоря, люди ##### не делали.

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

Допустим, Зайцева все-таки допингистка. Я задавал вопрос иностранным партнером: почему тогда тренер допингистов Пихлер поехал на Олимпиаду-2018? Всем нашим было нельзя, а ему можно. Если он несет ответственность за якобы допинг, то это двойные стандарты. Мы официально лишены медали Сочи – и значит, Пихлер тренер допингистов? Я в это не верю и не считаю, что команда втайне от него ширялась, нюхала, кололась.

Это было практически исключено, и Вольфганг это прекрасно понимает. Но если отбросить все это, то получится, что Пихлер – тренер допингистов. Были какие-то санкции к нему? Нет.

– Какие у тебя главные претензии к Елене Вяльбе?

– Я не хочу это озвучивать. Нам так или иначе продолжать жить и работать. Не скажу, что вместе, но и точно не порознь.

Я буду комментировать лыжи, она будет возглавлять федерацию. Она молодец, что не пошла в Госдуму. Это на самом деле поступок – она пригодится там, где пригодится. С моей точки зрения, Вяльбе принесет больше пользы не как депутат, а как руководитель федерации. Но это не отменяет того, что у меня к ней вопросов очень много.

– Все-таки нужен пример.

– Я достаточно задавал их ей. Мне до сих пор интересно узнать, почему она уехала с того самого марафона – последней гонки ЧМ-2021? Случилась ситуация Большунова и Клэбо, и после гонки присутствие Елены Вальерьевны было жизненно необходимо.

Она в любом случае молодец, пытается двигать наши лыжи вперед. У нас длинный совместный путь, который продолжается: за многие годы было достаточно ситуацией, когда мы друг другу протягивали руки. Я к ней подходил, протянул ей руку – она ее через минуту пожала, после чего начала предъявлять какие-то претензии. С моей точки зрения это странно, но это ее дело. Неважно, какие у нас взаимоотношения – мы продолжим вместе работать. Я ничего не имею против нее; пользуясь случаем, приглашаю ее во все наши эфиры. С ней интересно, это факт.

Мне кажется, Елене Валерьевне нужно просто признать: спорт – это индустрия развлечений для людей. Тяжелейший труд, да – для Вяльбе, тренеров, смазчиков, Большунова… Но для людей это шоу. Пока наши руководители это не поймут, лыжные гонки будут собирать рейтинг, который уступает программе «Привет, Андрей!»

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

Большунов это, кстати, понял. После сезона ему грамотные люди подсказали: тут Ургант, тут Comedy Club, тут еще что-то – это капитализация спортсмена. Хотя в ответ на вопрос про меня он сказал: я не пойду на шоу к Губерниеву. На какое еще шоу? У меня нет никакого шоу.

Но вообще, бедным лыжникам не позавидуешь, потому что они между молотом и наковальней: не все могут открыто сказать, что они ко мне нормально относятся, хотя я знаю, что 95% команды – да.

– Вяльбе весной назвала тебя базарной бабой – это неприятно или мелочь?

– Это дает возможность весело отвечать вслед, только и всего. Люди думают, что у меня подгорает. У меня давно ничего не подгорает, я взрослый мужик! Но это дает возможность, отталкиваясь от этих фраз, говорить какие-то вещи.

– Вы помирились с Анфисой Резцовой после ее высказываний про ковид и твоей жесткой реакции?

– Я все знаю про Анфису Анатольевну. Она мне не настолько интересна в данной ситуации, чтобы я сильно обращал внимание. На тот момент она сказала полную ерунду, а я знаю, что ко мне прислушиваются – поэтому надо было расставлять точки на ё.

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

Я к ней отношусь с уважением как к спортсменке. Прекрасно понимаю, что высказывания, которые она себе позволяет… Мы же знаем, как она один раз приехала ко мне на эфир и не смогла дойти до студии – устала. Я это видел собственными глазами. Поэтому в каком состоянии усталости она все это говорит, нужно спросить у нее.

– За год с того самого эфира Алина спрогрессировала как ведущая и вообще как спикер?

– Я посмотрел выпуски «Ледникового периода». Алина прибавила, но все-таки ей нужен серьезный раздражитель рядом. Работа в эфире должна быть уютной, но и требовательной. Леха Ягудин – хороший ведущий, но они с Алиной коллеги. А чтобы человек резко прибавлял, нужен мощнейший пример рядом.

Но я не могу помочь, поскольку работаю на канале «Россия» и на «Матче». Одна из моих самых блестящих партнерш – Яна Чурикова, но мы с ней почти никогда не работаем вместе на эфирных мероприятиях, потому что она лицо Первого, а я лицо «России». Это происходит на корпоративах – у нас общий директор, а также на сверхважных, державных историях.

Возвращаясь к Загитовой. Светлана Макарова – человек, который мог бы Алину реально научить – ушла из жизни летом. Я сижу на системе Станиславского или Михаила Чехова, тоже могу научить ведущего быть более профессиональным – и с точки зрения техники речи и с точки зрения работы в кадре.

– Если бы Загитова обратилась…

– Помог бы с удовольствием.

– Бесплатно?

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– Конечно. С Алины Загитовой деньги брать?

– Каких трансляций тебе как зрителю недостает на «Матч ТВ»?

– Как сотрудник я не буду отвечать на этот вопрос, он не ко мне. Как зрителю мне недостает фигурного катания. Сани, скелетон, бобы. Мне сложно оценивать политику канала, я говорю как болельщик: мне спорта мало не бывает.

– Фигурку попробовал бы комментировать?

– Я комментировал на Eurosport – с экспертами, с Бестемьяновой, если говорить про великих. Но вообще, вопрос из серии: прокомментировал бы я футбол? А зачем? Мне хватает работы. Еще и вот это комментировать?

Погружаться в новый вид спорта… Перед «Звездным льдом» я приперся к Чайковской, с которой мы друзья. Говорю: Еленочка Анатольевна, расскажи, чем сальхов отличается от риттбергера. Она начала рассказывать и показывать, я все записывал. А потом комментировал, как катается Пьер Нарцисс – и понял, что если начну рассказывать про сальхов в исполнении Пьера, то это путь в тупик. И комментировал немного по-другому.

– Программа «Громко» – твоя идея?

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– Первую еженедельную программу провел еще в 1998-м. Я в программе «Громко» выступаю как соавтор, у меня великолепный шеф-редактор Кирилл Арбеков, мастер художественного слова, мы работаем вдвоем, плюс над нами Олег Полунин.

Тот самый, который пришел с «России». 9 лет назад он целый сезон был продюсером программы «Биатлон с Дмитрием Губерниевым». Он великолепно разбирается в спорте, работал продюсером в бюро ВГТРК в Берлине, работал у Оли Скабеевой, тащил на себе Олимпиаду в Сочи и много чего еще. Я с удовольствием участвую в программе.

– Если мы ни разу не смотрели «Громко», опиши нам ее в трех словах?

– Еженедельная информационно-аналитическая. Я бы назвал ее старой-доброй «Неделей спорта».

– Есть слухи, что ты отказался быть ведущим программы «Есть тема!»

– Ну… Думаю, если бы я захотел, меня бы взяли.

– Почему не захотел?

– Я спорт люблю, мне интересно немного другое. Но дело еще и в том, что она выходит тогда, когда я на работу не приезжаю. У меня график дневной и вечерний: с учетом большой загрузки мне бы пришлось сильно вылезать вон из кожи. А программа хорошая.

– Уровень дискуссии не коробит?

– Мы же понимаем, почему он такой. Олег Полунин реально имеет опыт создания такой же большой и популярной программы на канале «Россия». Программа называется «60 минут».

Я знаю, что Олег хочет сделать лучше. Знаю, какие там стоят цели и задачи. Знаю, с какими трудностями там сталкиваются. Людям, которые ведут эту программу, очень сложно. Программа растет и может вырасти. Она не такая плохая, поверьте.

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– Биатлон загибается? По популярности, яркости, успехам.

– Нет! Мы рвем всех на старте зимнего сезона. Но я жду ЧМ-2022 по футболу, когда ФИФА за огромные деньги от шейхов будет пытаться похоронить зимний спорт. Я не знаю, как они на это пошли – это очень губительно для зимы: ЧМ в разгар зимних видов – это повлияет на рейтинги. Целый месяц у тебя этапы, на которые люди обращают меньше внимания из-за футбола. Пусть матчи и гонки идут в разное время, но вмешаются повторы матчей, аналитические программы и так далее.

Я хочу, чтобы наша сборная поехала в Катар – я болельщик, но еще хочу потягаться рейтингами. Биатлон 100% проиграет матчам футбольного ЧМ, вопросов нет. И он должен проиграть. Если бы биатлон выиграл у матчей сборной на ЧМ, то мы бы сошли с ума. Но потягаться надо.

– Как ты отдыхал после Олимпиады в Токио?

– На 3 дня съездил к друзьям в Широкую Балку – под Новороссийск. Потом с семьей 5 дней отдохнули в Турции, потом спустя день я еще на 4 дня снова поехал в Турцию отдыхать с сыном – мы никогда до этого не ездили вдвоем.

Я люблю турецкий отдых – «все включено». Главное, чтобы были пирс, спортзал и достаточно большая территория. Я не выходил из отеля, но отдыхал очень активно: плавание, ходьба с палками и без палок, волейбол. Тогда мне казалось, что отдыха хватило. А сейчас че-то думаю: нет, не хватило.

– На эфир с Карпиным тебя выдернули из отпуска.

– Я тогда был в отпуске, но на работу все равно ходил. Когда я в Москве, отпуск очень условный. Отпуск был три недели, а отдыхал я дней 10.

– Ты проявил интерес к этому эфиру или тебя попросили: Дима, надо прийти?

– Насколько я знаю, Валерий Георгиевич сам хотел прийти ко мне. Думаю, это совместное пожелание его и канала.

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– У вас был расписан сценарий разговора? Хотя бы набросок.

– Нет. Но я ему сказал: сначала будет очень интересно, а потом, если надо, мы сгладим. Он знает мои возможности, мы неплохо знакомы. Черчесову, кстати, тоже было интересно. Им интересно со мной – поэтому они и приходят. А мне интересно с ними.

– Манера общения Карпина не напрягает?

– Меня нет, я к нему привык. Поначалу все на канале немного вздрагивали. У меня был интересный эпизод в гримерной: в присутствии большого количества футбольных комментаторов Карпин смотрел футбол. И попросил их рассказать, как играет линия полузащиты. А потом я сидел и вместе с Карпиным угорал.

– Никто ничего не понимает?

– Понимают, но по-своему.

– Топ-5 журналистов/блогеров/публицистов, которые освещают неспорт.

– Радзинский – его же можно причислить к журналистам. Леонид Млечин, мой старинный друг. Сейчас у меня будет палитра: от россыпи блистательных людей с «Эха Москвы» до Невзорова. И с другого фланга люди типа Киселева, Соловьева, Скабеевой, Попова. Маша Ситтель как ведущая. Ургант, безусловно, если мы его причисляем. Даже Нагиев.

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

Я окунулся в Константина Райкина. Он помимо прочего блестящий педагог, у него много сильных интервью, он великолепно читает стихи – в том числе любимого мной Самойлова или Заболоцкого. Про Пушкина и многих других вообще молчу.

Я переслушал много театральных встреч и интервью Олега Табакова. Это педагоги, и мне интересно их опыт экстраполировать на мою работу. Помимо блестящего русского языка это еще и знания, долголетие. Кстати, даже Бьорндален в свое время интересовался театральным долголетием, чтобы это примерять на себя.

Я всегда отделяю работу ведущего от работы артиста – считаю, что артисты не могут быть хорошими ведущими. Тех, у кого это получается, мало. Нагиев один из немногих, кто работает очень хорошо. Мы редко видимся, но еще со времен съемок в «Счастливы вместе» очень тепло общаемся – мне интересно смотреть за ним, он огромный молодец.

Продолжая про Райкина: долгое время они в «Современнике» были в одной гримерке с Табаковым, и это вообще разные подходы. Мне посчастливилось быть неплохо знакомым с Олегом Палычем, мы вместе комментировали открытие Олимпиады-2006. Его фраза: у меня комплекс полноценности – очень мне запомнилась. И я в какой-то момент подумал: дай-ка на себя примерю.

– Самый большой гонорар, который ты получал за корпорат.

– Этим занимается директор, я не могу назвать точные цифры. Предлагали на уровне годовой зарплаты – и я, кстати, тогда не смог из-за биатлона.

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– Предложений хватает?

– Время такое, что их стало значительно меньше. Многое отменяется, срывается. Дичи давно никто не предлагает, все знают мой уровень. Но корпоративов мало, почти нет, это факт.

– Как ты с алкоголем?

– Как сказать, чтобы не прослыть… Я почти перестал пить крепкий алкоголь. Раньше у меня была неплохая коллекция виски – даже не столько для себя, сколько для гостей, друзей, на подарки. Но сейчас мне кажется, что напитки из винограда благороднее.

Пиво пью редко, только за границей. В Германии, Чехии – само собой, пиво я попью. Я не ханжа, но и не злоупотребляю. У меня отец имел некоторые проблемы, на моих глазах многое происходило – поэтому я очень спокойно отношусь к алкоголю. Я спортом занимаюсь каждый день.

– В чем твоя претензия к Ольге Бузовой? Эта провокация в эфире явно не просто так.

– У меня нет к ней ни одной претензии. Я хотел изначально задать вопрос: Оля, вы актриса МХАТа, театра, который создавали Станиславский, Немирович-Данченко, кому бы вы из нашей сборной сказали: не верю? У меня был заготовлен этот вопрос.

Но потом я услышал поток сознания, и с языка сорвалось: бац – светлые лики Карлсона, Линдгрен, Лунгиной.

– Кажется, тебя напрягает сам факт того, что такая фигура, как Бузова, играла в великом театре.

– Нет. Она очень трудолюбивый человек. И давайте будем честными: это все-таки другой МХАТ. Насколько знаю, спектакли с Ольгой сняли. Есть статистика: в театры ходит около 9% по городу, а 91% не был там никогда – то есть это очень узкая история.

Бузова огромный молодец, сделала себя сама. Другой вопрос, что по ходу эфира у всех что-то накапливалось. Почему мои вопросы имели такую популярность? Наверное, потому что многие хотели Оле эти вопросы задать, а задал я. Я до сих пор надеюсь, что мы с ней вместе чего-нибудь забацаем, но она вроде бы сильно обиделась.

– Тебя удивила ее реакция в эфире?

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– Конечно. В наше время публичным людям удар надо держать, особенно в прямом эфире. Я с собой боролся, чтобы не наговорить еще что-то. Понимал, что вопрос про коньяк – достаточно эффектная концовка. И сам себе повторял: Дима, только не надо дальше, молчи…

– Что тебе говорили в ухо?

– Да ничего. Все замолчали, понимая, что не надо вмешиваться в опыты академика.

– Три места, где ты еще не был, но безумно хочешь съездить?

– Я все-таки больше хочу вернуться. В Австралию, где был один раз; в Канаду, где был несколько раз. А куда съездить? В Африке не был, съездил бы в район Замбези.

– Зачем?

– Ну фиг знает, посмотрел бы достопримечательности. Или куда-то по следам Англо-бурской войны – я же историю люблю, мне интересно.

– Черданцев сказал, что ему со всеми расходами в месяц нужен миллион рублей. Твой прожиточный минимум?

– Широко живет. Мне кажется, очень нескромным отвечать на этот вопрос. Раньше мне казалось, и я даже это говорил: будет у меня тысяча долларов – я буду чувствовать себя нормально. Я скромный человек. Хотя сейчас мне бы вряд ли хватило тысячи – все сильно подорожало. Хотя если сильно ужаться…

Какие у нас пенсии? Думаете, моя мама живет на пенсию? Страна живет тяжело, людям ни на что не хватает. Мой ответ очень простой: я не люблю обсуждать деньги. Но по поводу миллиона – Юра, к которому я отношусь с симпатией, выглядит нескромно.

– Еда, от которой ты никогда не откажешься?

Интервью-перестрелка с Дмитрием Губерниевым – про Загитову, Карпина, Бузову, алкоголь и деньги

– Овощной салат: помидоры, огурцы, порезанные в определенной пропорции, оливковое масло, обязательно черная соль. Люблю ее, особенно из одного классного магазина в местечке Вальдаора. Проезжая мимо этого магазина, поднимаешься на склон, где мы с оператором Ванькой Поповым катаемся на горных лыжах. Потом едем обратно, покупаем черную соль на год вперед.

– Плохая привычка, от которой ты до сих пор не избавился?

– Я эмоциональный. Можно иногда реагировать потише, поспокойнее. Но в целом мне это удается – в каких-то моментах сам с собой разговариваю на выдохе.

Я кайфую от жизни и работы, занимаюсь спортом, начал обливаться холодной водой, как в 90-е – утром и вечером два ведра после душа. А день, в который я не походил с палками, для меня проходит как-то не так.

– Где и кем ты себя видишь себя через 10 лет?

– Тем же, кем и сейчас. И через 20 лет я буду в форме. Если доживем, если даст бог – все будет нормально, продолжу работать комментатором. Вон Райкину 71, ровесник моей мамы – и в порядке! Через 20 лет встретимся.

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

5 + три =