Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

Проблемы даже банально с олимпийской графикой.

Привет, я Андрей Васильев, и это я провел с вами 14 из 17 олимпийских дней Пекина-2022 в онлайнах на Sports.ru.

Доза облучения Олимпиадой говорит о неизлечимой болезни, я уже пересчитал дни до новой (если что, их 885 – и будет Париж-2024), а пока все так свежо после Пекина, сформулировал то, что поможет быть еще круче итальянским Играм-2026.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

Речь даже не про коньки или сани-бобслей-скелетон, там просто все слишком долго, а еще трудно попасть на действительно важные заезды, проблема в раздельных гонках, когда на трассе одновременно много участников.

Да, тут вступит Дмитрий Губерниев и убедит, что индивидуальная гонка в биатлоне – непотопляемая классика, и он прав по сути, но по форме на Олимпиадах именно события, где ничего непонятно сходу, отталкивают зрителя.

В мире, где существует и уже распространился по всем достойным редакциям сервис Figma, позволяющий разом наполнять разноформатные шаблоны, очень странно натыкаться на олимпийскую графику, которая делает происходящее менее понятным даже для тех, кто смотрит олимпийские виды целый сезон.

Согласитесь, трудно было привыкнуть, например, к графике в биатлоне: промахи и дополнительные патроны отображались не так, как мы привыкли, красная подсветка после промахов срабатывала не так оперативно. А еще и олимпийские режиссеры постоянно ошибались с тем, кого нужно держать в фокусе. И так не самое очевидное зрелище становилось только более запутанным.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

На этом фоне к длинным дистанционным гонкам – а самой длинной в итоге стала мужская эстафета, в сумме 40 км – вообще никаких вопросов. К тому же как раз там для показа, похоже, отлично изучили трассу и регулярно к лайв-графике с отставаниями добавляли шикарные общие планы, где видно и лидера, и преследователей, и отрыв.

Отдельный кайф – командный турнир в горных лыжах, который ветром сдуло на 4 утра последнего олимпийского дня. Там все сошлось: вид, где 10 медалей разыгрывают в соревнованиях с самими собой и секундомером, превратился в классную прямую стычку еще, еще и в формате плей-офф.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

Заметно пострадало фигурное катание. Там мы привыкли видеть не только зеленые/желтые/красные квадратики, но и обозначения элементов. В итоге даже Алексею Ягудину в эфире Первого канала пришлось отбиваться от критики: народ требовал, чтобы он озвучивал все элементы, раз их не маркируют рядом с растущей цифрой технической оценки.

Ягудин говорил, что не станет влезать так в каждый прокат и предпочтет смотреть программы целиком, а потом высказываться – как привык (в отличие от Андрея Журанкова на «России 1»). Первый своим объемом трансляций заставил запомнить даже неочевидное: что 4 Loop – это четверной риттбергер, и подружил масс-маркет с аббревиатурой GOE.

В олимпийских трансляциях нам показывали совсем бонусные факты о том, сколько времени фигурист провел в воздухе при прыжке и на какую высоту взлетел – это супер, но почему сразу не обозначить, что это конкретно за элемент, а при раскадровке прыжков не подсветить его особенность и отличия от других? Так с зимних Игр в сезоны до следующих уходили бы гораздо более подготовленные и разбирающиеся зрители – но такую витринную возможность используют точно не до конца.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

А в трансляции командных прыжков с трамплина не дали даже простенького титра о том, почему у одного фаворита за другим списывают по сотне баллов. Таблица безумно скакала, это моментально влияло на борьбу за медали, а объяснение оставалось только угадывать.

Виды с оценками не нужно убирать, их нужно объяснить. Подсказками о том, что оценивается, какие ошибки гасят баллы в первую очередь и что у турнира вообще за формула. Кто вообще придумал, что 20 человек из квалификации выходят в финал, оттуда 12 – во 2-й финал, а дальше 6 – в 3-й финал, чтобы только там разыгрывать медали? Почему это не раунды по очереди или не 1/4-1/2 финала?

Правда же, если мы напомним накануне, вы с большей вероятностью включите чемпионат мира в простом для понимания и динамичном ски-кроссе (особенно если там поедет один из самых трогательных героев Олимпиады Сергей Ридзик) или сноуборд-кросс, чем фристайл-акробатику с братской любовью внутри семьи Буровых, но без четких правил.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

Фигурное катание выживает из-за концентрации внимания на судействе и относительной прозрачности: заинтересованный заглянет в протокол, увидит все слагаемые и при желании сможет разобраться. А акробатика, биг-эйр, хаф-пайп, слоупстайл, отчасти могул – гораздо более сомнительно. Пусть лучше бегут 50 километров или эстафету 4х10 км, которые длятся под два часа, но с понятным процессом прямой конкуренции, чем те же два часа на раздельные старты, паузы между попытками и ожидания необъяснимых оценок.

Во время одного из видов фристайла победительница могульного этапа Кубка мира Екатерина Столярова, комментировавшая как эксперт на одном из субканалов «Матча» – не могул, но что-то из смежных дисциплин – призналась, что не может объяснить оценки и добавила, что это нормально (не точная цитата, но смысл такой).

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

Нет. Не нормально, когда даже суперспец из родственной дисциплины не может объяснить, что происходит.

И когда на Олимпиаде в целом направлении возникает антисудейский бунт, основанный на всеобщем непонимании принципов судейства, вид должен получать автоматический вопрос об исключении из программы.

Еще не нормально, когда в шорт-треке просмотры повторов и споры о них дольше, чем сами заезды – так часто было на спринтерских дистанциях. Да, видео там необходимо, но его на Олимпиаде должен смотреть не один человек в костюме на коньках, подкатывающий к экрану на бортике, а кто-то типа бригады ВАР: начали, как только что-то случилось, выдали супервайзеру на льду решение и только в крайних случаях призвали его для решающего голоса.

И это в шорт-треке еще все хорошо, хотя бы как-то отработано и функционирует. Хуже в коньках.

Серебряный призер Пекина и чемпион Сочи – в разных видах спорта – Руслан Захаров еще перед Олимпиадой рассказывал, что конькобежный масс-старт в программу добавили, но даже после олимпийской премьеры в Пхенчхане и до новых Игр толком не договорились, как соблюдать правила и реагировать на нарушения в контактной борьбе.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

Нет регламента, где должны быть расположены камеры, чтобы в зоне видимости были все участки овала, нет единых трактовок.

Сам факт, что масс-старты появились – ход в правильную сторону. Но на Олимпиаде, конечно же, пошли падения, которые нужно было проверить на нарушения, а в трансляции вместо разбора эпизодов была просто группа людей, смотрящих в монитор. И никто не понимал, что смотрят и кого могут наказать.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

А когда появлялось решение, нам просто еще раз давали тот же повтор – без малейшей подписи о том, что решили, кого дисквалифицировали, а кого – допустили в следующую стадию.

***

Знаете, что объединяет последние примеры? Это территория очень больших мультивидовых федераций: Международный союз конькобежцев (ISU) контролирует параллельно фигурное катание, шорт-трек и собственно бег на коньках по большому овалу.

У Международной федерации лыжного спорта (FIS) вообще безумный набор из лыжных гонок, прыжков с трамплина, двоеборья, горных лыж, сноуборда и фристайла – суммарно это 55 комплектов медалей (у ISU – 28). Всего в Пекине разыграли 109 комплектов: половину из них покрывает разрывающаяся лыжная федерация, еще почти треть – коньковая. Следующий по объему – Союз биатлонистов с 11 золотыми.

Как раз ISU и FIS – одни из самых спорных организаций: одни отменяют чемпионаты мира и финалы Гран-при, хотя это флагманские ивенты и для самого вида спорта, и для коммерции. Другие не стали запариваться с антиковидными протоколами и просто отменили предолимпийский этап Кубка мира.

Похоже, пока МОК не надавит на организации, контролирующие три четверти всех олимпийских медалей, мало что изменится.

Я посмотрел всю Олимпиаду и понял, как сделать ее лучше. Много вопросов к судейским видам, показу и прозрачности

С чем вы согласны или не согласны? Какие идеи, как улучшить Олимпиады, есть у вас?

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

три × пять =